9. Поттхапада Сутта

Введение

Странствующий аскет Поттхапада, в группе других аскетов, отдыхает в обители, предназначенной для диспутов. Аскеты ведут разговоры на многообразные незначительные темы: о политике, о еде, украшениях и удобствах, поведении мужчин и женщин, опасностях, торговле, местах, где они побывали и т.п. В это время к обители приближается Будда.  Поттхапада, который знаком с Татхагатой, знает, что Будда не любит шума и пустой болтовни. Поэтому он просит аскетов замолкнуть, и приглашает Будду войти в собрание. Будда спрашивает Поттхападу о предмете оживлённой беседы, которая прервалась с Его появлением. «Эту тему нетрудно будет узнать и после,» – отвечает Поттхапада. «Лучше нам вспомнить, что у отшельников, которые собирались в этом месте с давних пор, был обычай обсуждать уничтожение (состояний) сознания».

Виды воззрений, перечисляемые Поттхападой

Поддхапада просит Будду прояснить, какие воззрения о сознании верны, а какие – неверны. Он перечисляет следующие воззрения: 1) состояния сознания возникают и исчезают без причины и без основания; 2) появление сознания и его исчезновение связано с приходом и уходом «Я»; 3) появление и исчезновение состояний сознания связано с волей подвижника; 4) появлением и исчезновением состояний сознания управляют божества.

Разъяснение Буддой ошибочности первого воззрения. Описание четырёх джхан (состояний сосредоточения) с формой и четырёх джхан без формы. Игнорирование других воззрений

Первые не правы с самого начала, — отвечает Будда. Состояния сознания возникают и исчезают в результате сосредоточения ума. Сосредоточение ума происходит, как подъём на вершину. Достигнув вершины, отшельник уничтожает грубые состояния, владевшие им ранее, и постигает новое состояние, не знакомое ему прежде.

Описание четырёх видов сосредоточения с формой

В качестве первой вершины сосредоточения Будда излагает постижение правильной нравственности (позволяющей развить силу ума) и устранение умственных помех (злонамеренности, беспокойства, алчности, косности и сомнения). В результате, уничтожается прежнее сознание чувственных удовольствий и возникает новое сознание радости и счастья, порождённых уединённостью и углублённым размышлением.

На второй вершине сосредоточения происходит преодоление зависимости от углублённого размышления и собирание сознания в сердце. На этой вершине уничтожается прежнее состояние радости и счастья, рождённых глубокими размышлениями, и появляется новое состояние утончённых радости и счастья, рождённых безмятежностью.

На третьей вершине происходит отказ от радости и счастья, рождённых собранностью в сердце, и познание более утончённых радости и счастья пребывания в уравновешенном состоянии.

На четвёртой вершине созерцатель постигает отказ от счастья и несчастья. Исчезает прежнее состояние радости и счастья, возникает новое состояние свободы от смены счастья и несчастья.

Описание четырёх видов сосредоточения без формы

Следующие четыре вершины сосредоточения – бесформенные: 1) отказавшись от сознавания форм, отвлекшись от множественности, созерцатель достигает вершины бесконечности пространства; 2) выйдя за пределы сознавания бесконечности пространства, он создаёт состояние бесконечности восприятия; 3) когда (в результате дальнейшего утончения сосредоточения) превосходится сознание бесконечности восприятия, возникает сознание отсутствия чего бы то ни было (сознание пустоты); 4) познав отсутствие всего, познаётся пустота собственного сосредоточения. Так же, как на четвёртой вершине с формой происходит отказ от вовлечённости в сменяющиеся счастье и несчастье (чувств), так на четвёртой вершине без формы происходит отказ от вовлечённости в смену сосредоточенного и рассредоточенного состояний сознания.

Достигнув высшей вершины сосредоточения, созерцатели размышляют так: «Думать для меня хуже, чем не думать. Из-за мыслей у меня могут появиться более грубые состояния сознания, лучше я откажусь от мысли» (т.е. от создания новых состояний сознания).

Уклонение Буддой от ответа на вопросы, касающиеся других воззрений о возникновении и исчезновении состояний ума

Опровергнув идею беспричинности, Будда полностью игнорирует все дополнительные концепции появления и исчезновения состояний сознания. Поскольку показано, как состояния сознания исчезают и возникают в следствие направления внимания тем или иным образом, то нет необходимости в анализе надуманных концепций.

Поттхапада, однако, задаёт дополнительный вопрос: «Является ли сознание тем же, что и «Я», или сознание одно, а «Я» – другое?»

Будда отвечает встречным вопросом: «Как же ты, Поттхапада, понимаешь своё «Я»?»

Поттхапада поочерёдно отвечает, что он понимает своё «Я», как грубое тело, имеющее форму, состоящее из элементов, питающееся пищей; как состояние разума, без ущерба в жизненных способностях (тонкое тело); бесформенное «Я», состоящее из сознавания. Будда говорит, что в любом из указанных случаев, сознание отличается от «Я». Однако Поттхапада не удовлетворён ответом, и просит объяснений. Тогда Будда отвечает уклончиво: «Трудно, Поттхапада, тебе, имея другое воззрение, другую веру, другие желания, другие занятия, других наставников, узнать, является ли сознание тем же, что «Я», или сознание одно, а «Я» – другое».

Поттхапада решает добиться ответов на иные вопросы, за которыми скрывается всё тот же вопрос об абсолютном «Я»:

Вечен или не вечен мир?

Бесконечен ли мир или конечен? (об этих двух вопросах см. Брахмаджала сутта, Дигха Никая 1)

Является ли жизненное начало тем же, что тело, или они различны? (см. Джалия сутта, Дигха Никая 7)

Существует ли Татхагата или не существует после смерти? (см. окончание Брахмаджала сутты, Дигха Никая 1)

Будда уклоняется от ответа на эти вопросы, называя их бесполезными, не связанными с истиной. С истиной связано рассмотрение того, что является страданием; каково возникновение страданий; что является уничтожением страданий; каков путь, ведущий к уничтожению страдания. На этом беседа между Буддой и Поттхападой временно прерывается.

Насмешки других аскетов над Поттхападой и его ответ

Другие аскеты, присутствовавшие при беседе, насмехаются над Поттхападой: ведь Будда проигнорировал вопросы Поттхапады. Однако Поттхапада отвечает, что Будда учит подлинному знанию о пути прекращения страдания, а ответы на другие вопросы – не являются необходимыми.

Продолжение беседы

Спустя два или три дня к Будде приближается юноша Читта, а вместе с ним, вновь, Поттхапада. На сей раз Будда показывает несколько иное отношение к вопросам Поттхапады. Он объясняет, в чём ошибочность самой постановки вопросов и глубже отвечает на вопрос об отношениях «Я» и сознания. Очевидно, что такая перемена вызвана присутствием Читты, и отсутствием легкомысленных отшельников. Выясняется, что глубокие вопросы Будда обсуждает с подготовленными слушателями и в располагающей к этому обстановке.

Будда рассказал Поттхападе и Читте о том, как Он расспрашивал брахманов и отшельников, утверждавших, что после смерти человека, собственное «Я» умершего всецело счастливо и пребывает во всецело счастливом мире. Будучи расспрошенными, брахманы отвечали, что они не видели никогда всецело счастливый мир, также никогда не чувствовали своё «Я» всецело счастливым даже на протяжении половины дня или половины ночи, также они не слышали голосов тех божеств, которые обитают во всецело счастливом мире. Будда сравнивает брахманов и отшельников, полагающихся на силу убеждения, а не на опыт, с мужчиной, который говорит, что любит женщину, которую никогда не видел, не знает её имени или чего-либо, что позволяло бы узнать её. Также Будда сравнивает этих брахманов и отшельников с человеком, который строит на перекрёстке лестницу (ведущую к несуществующему дому).

В беседу вступает Читта, и просит прояснить вопрос об обретении «Я». Будда поясняет, что три вида «Я», в момент их обретения, исключают друг друга: при обретении грубого «Я» – нет речи о тонком и бесформенном «Я», при обретении тонкого – нет речи о грубом и бесформенном, при обретении бесформенного – нет речи о грубом и тонком. Так же, как из молока производят и масло, и творог, но в молоке нет масла и творога, в масле – нет молока и творога, а в твороге нет молока и масла. Будда говорит о том, что он использует эти понятия, как обыденные (формы речи), не привязываясь к ним. Они никак не влияют на очищение сознания от неумелых свойств, никак не развивают в нём умелые качества. Поэтому Будда отзывается о вере или утрате веры в тот или иной вид «Я», как о незначительном действии ума. Он противопоставляет этой незначительности важность уничтожения в сознании порочных качеств и развития очищенных качеств.

Заключение сутты

Читта просит Будду принять его в качестве послушника, Поттхапада принимает Убежище в Трёх Драгоценностях, как мирянин. Читта, будучи более сосредоточенным на обретении окончательной мудрости, решителен. Менее сосредоточенный в своём рвении Поттхапада, после неоднократных бесед с Буддой, наконец, склоняется к принятию Его Дхаммы.

Владимир Пяцкий и Смадар Пяцкая