Бхаябхерава сутта, Страх и Ужас, Мадджхима Никая 4

Вопрос Брахмана

Брахман Джануссони спросил Будду о том, что происходит с отшельниками, которые уединяются в страшных, безлюдных местах, в лесной чащобе. Тяжело пребывать в затворничестве и уединении тем, кто не овладел искусством сосредоточения. Не похищается ли разум не искусных в сосредоточении отшельников страхом и ужасом, возникающими в уединении?

Ответ Будды

Будда ответил брахману: «Когда я был молод, и только искал Истину, то я также задавался этим вопросом. И тогда я размышлял так: если те отшельники и брахманы, которые не очистили действия тела, речи и ума уединятся в лесу, то их разум будет похищен. Но я очистил действия тела, речи и ума.
Далее, я размышлял: уединение может быть опасным для разума тех отшельников и брахманов, которые создали себе помехи алчностью, недоброжелательностью, ленью, неугомонностью и сомнениями в Пути. Но я устранил пять помех.
Затем я думал о тех брахманах, которые восхваляют себя и принижают других, о тех, кто жаждет богатства, похвалы и признания, трепещет от страха и желаний – для их разума уединение опасно. Я же имел мало желаний.
И у тех брахманов и отшельников, которые недостаточно развили в себе качества памятования непостоянства, не бдительны, не усердны, не сосредоточенны, чей ум глуп и блуждает, не имея опоры в мудрости, – у них уединение может похитить разум. Но я развил в себе все качества, ведущие к мудрости и сосредоточению.
Очистив свои качества, не создавая себе помех, не желая мирского, развив условия для сосредоточения, я чувствовал уверенность в том, что уединение и затворничество принесут мне благо.

В новолуние и в полнолуние, или в ту пору, когда Луна видна наполовину, я уединялся в страшных местах по ночам. Я ждал, когда страх и ужас охватят меня: различные пугающие звуки пробуждали его. Тогда я сохранял то положение тела, в котором пребывал, покуда полностью не подчинял этот страх и ужас. Прохаживался ли я, стоял, сидел или лежал – я продолжал пребывать в этом телесном состоянии покуда не побеждал страх и ужас.

Затем, брахман, я упражнял свой ум в прохождении четырёх джхан: с направлением ума, с равновесием, с бдительностью и с невовлечённостью. Когда же мой ум стал ясен, мягок и безупречен, то я направил его на обретение трёх видов высшего знания: вначале я вспомнил свои прошлые рождения и познал истину о них, затем я увидел пути перерождения существ, в соответствии с их кармой. Наконец, я постиг Путь прекращения страданий, полное устранение пятен, загрязнений ума.

Ты, брахман, можешь подумать: «Зачем отшельник Готама продолжает уединяться? Может, истина, познанная им, не совершенна? Или же сам Готама постиг эту истину не вполне?» Я отвечу тебе на это сомнение: я продолжаю уединяться, во-первых, потому, что для меня уединение благостно и удобно. Во-вторых, я подаю будущим поколениям пример благого поведения».

Заключение

Услышав рассказ Будды, брахман Джануссони проникся глубокой верой и принял Убежище в Трёх Драгоценностях.

Способность к уединению появляется у созерцателя в результате очищения сознания и взращивания в нём благих качеств. Описание этапов этой подготовки в более широком виде можно найти в Субха сутте, Дигха Никая 10.

Владимир Пяцкий и Смадар Пяцкая