29. Пасадика Сутта

Введение

Пасадика – «прекрасная  беседа» происходит между Буддой и новым послушником, Чундой. Чунда вернулся из селения Пава, где незадолго до того покинул тело Натхапутта Нигантха, Учитель джайнской общины. После смерти Наставника община погрузилась в споры и разделилась на две соперничающие школы.

Считается, что Натхапутта Нигантха, упоминаемый в сутте, – это  основатель джайнизма – Махавира. Однако сомнительно, что Махавира и Будда принадлежали к одному поколению. Вероятнее всего, Махавира проповедовал на полвека раньше Пробуждения Будды. Также, по-видимому, до своего Пробуждения, Будда следовал джайнским принципам аскезы.
Теории джайнов о Колесе существования, пяти телах, ахимсе, о добродетели и даянии, о невозможности словесно передать окончательную реальность, о карме, ведущей к новому перевоплощению (в джайнизме обусловленность кармой называется «данда»), присутствуют и в буддийской Дхамме. Принципиальным отличием Учения Будды от джайнизма, был отказ от крайнего аскетизма, как главного средства постижения Истины. Вместо аскезы, центральное место в буддийской Дхамме заняли практики прозрения.

В последствии, буддийская Сангха, как и Сангха джайнов, пережила раскол. Зная о грядущем испытании, Будда описывает основные положения, которые помогут Его последователям не вступать в распри.

Проповедь Будды об условиях утверждения Учения

Смерть Учителя является большим испытанием для учеников. Если Учение не было понято ими в тонкостях, если они не утвердились в самодисциплине и не постигли качеств высшего Пути, ведущего к умиротворению сознания, то ученики начинают спорить, пытаясь доказать собственное превосходство, и Учение приходит в упадок.

Поэтому нужно, чтобы во главе Сангхи стояли опытные и знающие ученики, мужчины и женщины, способные продолжать направлять Сангху после ухода Учителя;

Старшие ученики должны заботиться о новичках, направляя и обучая их;

Чтобы Учение укрепилось, оно должно быть передаваемо как аскетам, так и мирским людям;

Необходимо наличие действенных наставлений для мирских людей, поддерживающих Сангху материальными средствами;

Учение должно быть понятным, хорошо излагаемым, обращённым к разнообразным уровням развития людей.

«Видя это, он не видит ничего»

Будда сравнивает хорошо изложенное и правильно воспринятое Учение с остро отточеным лезвием, край которого не виден взгляду: осматривая такое Учение, и Учителя, излагающего его, и Сангху, следующую наставлениям Учителя, невозможно увидеть что-либо, кроме целостности, единства.

Правильное общение в Сангхе

В случае несогласия с тем, что говорит другой член Сангхи, надлежит не соглашаться и не осуждать, а спросить: «как ты полагаешь, какое выражение истины точнее?» и повторить суждение, с которым ты не согласен, а за ним – суждение, которое ты постигаешь, как верное. И если он стоит на суждении, которое ты считаешь неверным, то без осуждения или принятия, стараться глубоко объяснить смысл, понимаемый тобой;

В случае, если ты видишь, что изложение другого члена Сангхи истинно, то надлежит выразить ему свою благодарность за изложение Истины;

Скромность, нестяжательство и любовь к уединению приводят к умиротворению в Сангхе и исчезновению бессмысленных споров;

Четыре вида поиска приятного, которых должны избегать последователи Учения

Нельзя искать приятное в насилии, в воровстве, во лжи и в погружённости в чувственные утехи.

Четыре вида приятного, которые необходимо постигать последователям Учения, и плоды этого познания

Отказ от вредных идей, от чувственных влечений, ведущий к благому уединению и пребыванию в первой джхане (ступени яркости сознания), наполненность духовным рвением и восторгом – этот вид приятного благостен;

Отказ от того, чтобы мысль служила опорой для сознания, пребывание во второй джхане, наполненной внутренним блаженство и самоосведомлённостью – этот вид приятного благостен;

Отказ от опоры на внутреннее чувство, пребывание в безмятежной лёгкости (недеянии), уравновешивание ума в третьей джхане – этот вид приятного благостен;

Отказ от опоры на лёгкость и безмятежность, пребывание в четвёртой джхане, в чистоте, свободной от поиска лёгкого и бегства от тяжкого – этот вид приятного благостен.

Постижение этих видов приятного даёт четыре благих плода: 1) оставив, без сожаления, мирские ритуалы, веру в «Я» и сомнения в Дхамме, созерцатель становится «вошедшим в поток Дхаммы» 2) оставив, без сожаления, неприязнь, страсть и влечение к иллюзии, созерцатель становится «возвращающимся в последний раз» 3) оставив влечение к тонкому и бесформенному видам существования, преодолев гордость и волнения ума, исчерпав неведение, созерцатель становится «невозвращающимся» в момент оставления тела, достигая высших обителей 4) устранив все помехи и помрачения ума уже в этом теле, созерцатель пребывает освобождённым Татхагатой (без помех проявляющимся).

Эти Учения подобны величественно стоящей колонне из камня или железа с основанием, хорошо, основательно укреплённым в земле.

Девять совершенных неспособностей

Пробуждённый не способен к девяти вещам: 1) желать лишить жизни другое существо 2) воровать 3) быть распущенным и похотливым 4) умышленно лгать 5) заниматься стяжательством 6) руководствоваться в своих действиях личными симпатиями и предпочтениями 7) действовать под влиянием ненависти 8) действовать, упрямо отстаивая свои заблуждения 9) принимать решения, руководствуясь страхом.

Сверхъестественные знания Татхагаты

Татхагата знает прошлое, имея возможность проникать в прошлые воплощения столь далеко, сколь пожелает. О собственном будущем Татхагата знает, что неведение исчерпано, не будет нового возникновения страдания. Татхагата знает, где и в каких условиях существа переродятся с распадом тела, следуя своей карме.
Зная сердца существ, Татхагата знает верное время для того, чтобы проповедовать Истину и для того, чтобы пребывать в молчании.

Татхагата превзошёл этот мир, с собраниями Мар и Брахм, людей и богов, отшельников и мирян. Поэтому Будда не отвечает на вопрос о том, существует ли Татхагата после смерти, или не существует, или существует и не-существует одновременно, или же ни существует, ни не-существует.

Вместо ответа на этот бесполезный, противоречивый вопрос, Татхагата объясняет Истину о страдании, Истину о причине страдания, Истину о прекращении страдания, Истину о Благородном восьмеричном Пути прекращения страдания.

Ложные воззрения, отвергаемые Буддой

Есть воззрения, которые поддерживают гордость, служат для поддержания споров, для доказательства своего превосходства над другими. Придерживающиеся этих воззрений люди считают воззрения других абсурдными, лишь свои правильными. Такие воззрения Будда отвергает. Каковы эти воззрения, исключающие одно другое, бесполезные для очищения сознания?

Мир и «Я» вечны или мир и «Я» не вечны;

Ни мир, ни «Я» не существуют или мир и «Я» существуют;

Мир и «Я» самовозникшие или мир и «Я» сотворены, или же и то и другое вместе, или же и мир и «Я» возникли случайно;

Или те же воззрения, о вечности или не вечности, существовании или не существовании, сотворённости или случайности возникновения, в отношении страдания и блаженства.

Есть убеждения, связанные с состоянием после смерти, служащие тем же целям самовозвышения, спора, победы над другими:

О том, что «Я» становится видимым и проницаемым после смерти;

Или «Я» становится невидимым, или и то, и другое, или ни то и ни другое;

«Я» становится наделённым сознанием, или бессознательным, или и то, и другое, или ни то и ни другое;

Или «Я» разрушается, исчезает, не возникает после смерти тела.

Для преодоления тяги к этим воззрениям и запутанности в них, Будда наставил Чунду в Четырёх видах Памятования (осознания).

Четыре сферы осознанности

Внимательно, прилежно, со рвением сознавая непостоянство, подверженность страданиям и составную природу тела, ты отбросишь привязанность и отвращение, которое испытывают к телу несознающие его качества люди. Ты будешь умело поддерживать его ради благой жизни, ни для чего более. Созерцая таким же образом восприятия, мысли и волю, ты отбросишь привязанность и отвращение, развиваемые по отношению к ним мирским сознанием. Направляя их, очищая их, ты будешь умело следовать Благородному Пути.

Так в сознании не останется влечения к концепциям, бесполезным, призванным поддерживать гордость и надменность, основанным на влечении к приятному и отвращении от неприятного.

Заключение

Понимание Учения многообразно, также, как многообразны виды духовных опытов. Поэтому, говоря об основах, поддерживающих целостность Сангхи, Будда не упоминает мельчайшие детали устава для монахов или мирян. Он говорит о высокой нравственности, отречении от гордости и чувственной жажды, как об условиях мира и дружелюбия. Не полагаясь на какую-либо концепцию или идею, как на средство объединить последователей, Он утверждает, что только личный опыт освобождения от страданий способен сблизить тех, кто следует по Пути.

Владимир Пяцкий и Смадар Пяцкая