23. Паяси Сутта

Введение
В то время, когда Кассапа с общиной монахов странствовал в царстве Кошала, одним из царских уделов этой страны правил князь Паяси, отрицающий ценность добродетели. Как-то, увидев, что брахманы-домохозяева решили посетить Кассапу, князь Паяси присоединился к ним, дабы поспорить и утвердить свою славу вольнодумца. Обращаясь к Кассапе, Паяси говорит о том, что нет иного мира, нет саморождённых существ (богов), нет следствий у дурных и благих дел.
Желая обратить ум Паяси к возвышенным, прекрасным явлениям, Кассапа спрашивает князя о великих, чудесных светилах – Солнце и Луне. Относятся ли они к человеческому миру или иному? Не боги ли они? Паяси, однако, говорит, что к безверию его приводят наблюдения в земном мире, и Кассапа начинает расспрашивать Паяси о том, как тот пришёл к своему воззрению.

Доводы Паяси и возражения Кассапы

Доводы об умерших родственниках – дурных и добрых

Паяси говорит о том, что он неоднократно посещал умирающих родственников: одни были дурного нрава и поведения, другие – добродетельного. Всех умирающих просил Паяси после смерти прийти к нему и сообщить: есть ли иной мир, попали ли греховные родичи в ады, а благочестивые в райские уделы? Они все обещали ему прийти и рассказать, но никто не пришёл, даже те, кто при жизни всегда выполняли свои обещания.

О родствениках, совершивших дурные деяния Кассапа возражает следующим образом: представь, князь, что человек, обречённый на казнь, на пытку, просит у палачей: «Погодите, я должен ненадолго отлучиться по просьбе родственника»… Дадут ли палачи ему отлучиться? Ведь низшие миры полны несвободы, страдания, подобны тюрьме.

О родственниках, переродившихся в благих уделах, Кассапа возражает так: «Представь себе, князь, человека, живущего в яме с нечистотами. Вот этого человека извлекли из этой ямы, омыли, смазали благовонными маслами, одели в прекрасные одежды. Спустится ли такой человек вновь в яму с нечистотами? Ведь для существ в мирах богов земной мир видится не иначе, как смердящая яма. Даже те, кто, преодолев отвращение, хотел бы прийти, не смогут, ведь в обителях богов время течёт иначе: за один их день могут многие-многие годы в зримом мире пройти.

Кроме этого, Кассапа поясняет: то, что видимо Оком мудрости – не видимо телесным зрением, поэтому святые отшельники, видящие, очистившие свой ум, и говорят об иных мирах и богах. Они видят их и знают, в отличие от людей, погружённых в деятельность телесных чувств.

Довод о том, что отшельники продолжают земную жизнь, не оставляя её ради мира небесного

Князь Паяси, однако, упорствует в своём мнении. Почему бы святым отшельникам, видящим иные миры и богов, не покончить со своим земным существованием, чтобы достигнуть небесных миров побыстрее? Напротив, они стараютя поддержать земную жизнь.

Кассапа возражает притчей: у одного брахмана было две жены. От первой жены у него был сын-подросток, а вторая жена была беременна. И случилось так, что брахман внезапно умер. Тогда его сын потребовал себе всё наследство. Вторая жена, однако, попросила его подождать, пока она родит: если у неё девочка, то юный брахман получит всё; если же у неё сын, то и ему положена часть наследства. Однако юный брахман настаивал на немедленном получении всего наследства. Тогда женщина пошла и мечом распорола себе живот, чтобы проверить – кто у неё: девочка или мальчик? Так и она, и плод погибли из-за её неразумной торопливости.

Есть смысл в жизни добродетельных людей: ведь сколько живут они, столько и растут их добрые дела.

Довод о казнённых разбойниках

Паяси продолжает упорствовать. Он описывает различные виды казни, которыми его палачи казнят пойманных разбойников. И каков бы ни был вид казни, князю не удавалось увидеть, как джива (живое существо) покидает тело.

Кассапа возражает: случается так, князь, что во время дневного сна ты видишь прекрасные рощи и дворцы, гуляешь в них и наслаждаешься, не так ли? В это время, тебя, спящего, охраняют горбуны, карлики и молодые девушки. Но никто из них не видит, как ты странствуешь. На этом примере видно, что живые люди, смотрящие обычными глазами, не видят, как живое существо покидает тело.

Довод о сравнении тяжести живого и мёртвого тела

Паяси говорит: живое тело легче, а мёртвое тело тяжелее, поднять его труднее. Если бы было в теле некое существо, то со смертью тело должно было бы стать легче, а не отяжелеть.

Возражение Кассапы: если мы возьмём железный шар и раскалим его до сияния, то он, наполненный жаром и ветром, будет ощутимо легче, податливее и мягче; когда же он остынет, то мы будем чувствовать его более тяжёлым, неподатливым и твёрдым. Так и живое существо, подобное жару и ветру, делает тело более лёгким.

Довод о прекращении деятельности чувств

Паяси говорит: вот, у умершего те же глаза, и уши, и иные чувства, но он не видит, не слышит. Так, пока есть восприятия чувств, есть и жизнь – нет ни чувств, ни восприятий – нет и жизни. Поэтому нет чувств и восприятий после смерти.

Кассапа возражает притчей: в одно селение пришёл трубач с раковиной. Трубя в раковину, он собрал весь народ. Но люди в том месте были дикими, неразвитыми. Они попросили у трубача раковину и положили её на видное место, говоря ей: «Труби, Раковина! Труби!» Однако без трубача раковина не издала ни звука.

Довод об отсутствии дживы в какой-то из частей тела

Паяси говорит: ни в одной части или слое тела, как коже, мыщцах, костях костном мозге – не удаётся увидеть живое существо. Поэтому и не верю я в иной мир, в саморождённых божественных существ, в следствия дурных и добрых дел.

Кассапа возражает притчей: один отшельник-огнепоклонник воспитывал мальчика. Как-то оставил он ребёнка следить за огнём, да тот заигрался и огонь потух. Стал мальчик разжигать огонь заново: расщепил веточку, ещё расщепил – огонь не разгорается. Расщепил мальчик каждую щепочку на части, а те части на другие – всё равно огонь не разгорелся. Вернулся отшельник и объяснил ребёнку, что огонь не находится ни в щепочках, ни в их частях; огонь охватывает их, и тогда они горят.

Паяси решает держаться своих воззрений из упрямства

Паяси, хотя его доводы больше его самого не удовлетворяют, говорит, что ведь всем известно, каковы его взгляды. Как же он теперь их изменит? Поэтому будет он их держаться.

Кассапа уговаривает Паяси: смотри, князь, как бы эти взгляды не принесли тебе долгих бед. Он приводит притчу о двух караванщиках, которые встретили в пустыне красноглазого, мокрого, украшенного лотосами якшу, едущего на повозке, колёса которой были вымазаны в жидкой грязи. Якша сказал им, что в пустыне прошёл дождь, есть вода, выросло много травы, пусть они бросят свои запасы соломы и воды, не утруждают быков, едут налегке. Один из караванщиков послушал якшу и поехал налегке, а второй поехал медленно, не поверив якше. И тот, который поехал быстро, не нашёл воду ни на первой стоянке, ни на второй, ни на третьей – пока он и весь его караван не сгинули в пустыне. Второй же караванщик добрался благополучно до цели.
Кассапа предупреждает Паяси, что в мир иной добираться нужно верным образом, имея должные запасы добрых дел и разумения.

Притчи Кассапы о необходимости отказа от изживших себя воззрений

Притча Кассапы о человеке с навозом

По поводу привычки держаться за старые воззрения, Кассапа приводит такую притчу: один человек нашёл кучу сухого навоза и решил принести эту кучу для корма своим свиньям. Он взял этот навоз в свою одежду и понёс. Однако в дороге его застал дождь, навоз промок и потёк. Так человек и не донёс навоз, и весь перемазался в нём.

Притча Кассапы об игроке

Кассапа призывает Паяси не держаться вредных воззрений ни из гордости, ни из-за выгоды. Он приводит притчу о двух игроках. Один игрок был жуликом и, когда его бросок был неудачен, глотал свои кости. Тогда второй игрок, заметив это, попросил у того кости ненадолго и смазал их ядом. После этого он вернул кости. Началась игра, игрок-жулик сделал неудачный бросок и тайком проглотил кости, найдя свою погибель. Поэтому Кассапа рекомендует Паяси не бояться признать свои прошлые заблуждения. Ведь тот, кто прячет свои заблуждения, подобен этому игроку, проглотившему ядовитые кости.

Притча о пеньке и полотне

Поскольку Паяси продолжает упорствовать, Кассапа наставляет его ещё одной притчей, поощряющей менять свои взгляды.
Были как-то два товарища, нашедшие брошенное селение. Увидели они там кучу пеньки, и набрали себе этой пеньки. Пошли они далее и увидели пеньковую нить. Один сменил пеньку на пеньковую нить (ведь ради этой нити нужна пенька), а второй не хотел менять свою ношу, говоря, что он хорошо её уложил на плечах, привык к ней. Пошли они дальше, и нашли дерюгу… льняную пряжу… полотно… Первый каждый раз менял свою ношу на более ценную, второй же держался за привычный старый груз.
Так и вернулись они в своё селение – один с ценной ношей полотна, другой – с грубой пенькой.

Паяси выражает восхищение притчами Кассапы

Паяси восхитился притчами Кассапы и сказал, что уже давно бы согласился, но хотел послушать ещё прекрасные наставления отшельника. После этого он принимает Убежище в Трёх Драгоценностях.

Дальнейшая история Паяси

В дальнейшем, повествует сутта, Паяси был нерадив в накоплении добродетели, и переродился среди низших духов, не накопив заслуг.

Заключение

История о беседе Кассапы и Паяси является сборником доводов сторонников нигилизма и поучений, приводимых против этих доводов. Однако речь здесь не идёт о возможности окончательно и убедительно опровергнуть нигилистические взгляды. Ведь только непосредственный опыт Пробуждения делает истинное истинным для человека, а ложное – ложным. Не даром, даже приняв Убежище, Паяси не сумел понять глубокого значения накопления добродетели. Объяснения Кассапы лишь смягчили нрав князя, но не изменили его состояние коренным образом, потому, что глубокое понимание может зародиться лишь в результате уже имеющихся накоплений добродетели. Рекомендуем сравнить историю Паяси с историей царя Аджасатты (см. Саманняпхала сутта, Дигха Никая 2)

Основной смысл наставлений Кассапы сводится к двум положениям: 1) лишь очистив ум, обуздав себя, может прозреть человек к истинам о небесных мирах, о богах, о следствиях дурных и благих дел; 2) даже не видя истину, может человек отказаться от заведомо вредных представлений, если поймёт, что он поддерживает их исключительно из-за гордости и косности.

Владимир Пяцкий и Смадар Пяцкая