Хуэйнэн

"Ворота", аппликация, Владимир Пяцкий

«Ворота», аппликация, Владимир Пяцкий

Дацзянь Хуэйнэн жил примерно в 638—713 годах н.э. в Китае. Он стал шестым и  последним патриархом китайского чань-буддизма. Самое известное повествование о нём и его Учении – «Сутра Помоста Шестого патриарха». Хуэйнэн родился в семье чиновника, отец Хуэйнэна умер, когда тот был ещё ребёнком, и семья очень бедствовала. Чтобы прокормить себя и мать, Хуэйнэн продавал дрова на базаре. Однажды, помогая подносить дрова покупателю на постоялом дворе, он услышал человека, читающего Алмазную сутру, и сразу же пережил пробуждение. После этого Хуэйнэн решил отправиться в монастырь пятого патриарха Хунжэня, учившего этой сутре, чтобы стать его последователем. Новичка определили на самую простую работу, на складе зерна, и первые 8 месяцев он практически не обучался.

Некоторое время спустя, Хунжэнь собрал общину и предложил попробовать силы в написании гатхи, короткого стихотворения отражающего суть учения. Тот, кто сумеет узнать свою изначальную природу и мудрость прозрения, станет преемником Дхармы и Шестым патриархом.

Хуэйнэн не умел писать, и попросил юного монаха  записать свою гатху.

«Просветление-бодхи изначально не имеет древа,
А светлое зерцало не имеет подставки.
Коли природа Будды всегда совершенно чиста,
То где на ней может быть пыль.
Само сознание есть дерево бодхи,
А тело есть светлое зерцало с подставкой.
Светлое зерцало изначально чисто,
Где же на нём будет грязь и пыль?»

Увидев это стихотворение, Хунжэнь выбирает Хуэйнэна своим преемником и назначает его Шестым патриархом.

Последующие 16 лет Хуэйнэн ведёт жизнь отшельника. Слухи о мудрости его постижения, основанной на теории «внезапного просветления» и разъяснении сутры Праджняпарамиты, распространяются по стране, и Учителя приглашают проповедовать Дхарму в различных монастырях.

Перед самой смертью Хуэйнэн произнёс следующую гатху:

«В недвижимости не воспитать доброты.
Вздымаясь вверх, не свершай зла.
Пребывая в покое, откажись от того, чтобы видеть и слышать.
Будучи умиротворенным, пребывай своим сердцем нигде.»

Мой Учитель так прокомментировал эту историю.

Особенность учения Хуэйнэна в том, что он неотвлечённо практикует основы учения, придавая им необычайную утончённость. В этом он чем-то похож на Бодхидхарму, но Бодхидхарма делает упор на прорыв, на энергию, на сверхусилие (он вырывал у себя ресницы чтобы не давать себе заснуть). У Хуэйнэна совсем другой характер, он — против умственного  напряжения; он говорит: «Ароматы Дхармы, лучшие благовония — это ваши собственные добродетельные поступки». Когда Хуэйнэн говорит о внезапности просветления, то внезапность основана на том, что просветление присутствует постоянно и должно проявляться каждый момент. Если мы говорим о просветлении, как о чем-то, к чему должно идти постепенно, то мы отказываемся от общения с собственным просветленным состоянием ума. Человек, который думает, что постепенность пути тождественна постепенности просветления — удаляет просветление — оно для него нечто холодное, далёкое и чужое. Ведь если мы вносим светильник в комнату, то свет заполняет её сразу, а не по этапам. Сила Хуэйнэна в том, что он указывает: вы уже обладаете просветлённой природой, вы должны обучаться посредством общения с просветлением, если вы с ним не общаетесь, то вы его не осуществите. Просветлённый ум —  основа всего происходящего и в нас, и вокруг нас, но, в состоянии заблуждения, мы его не узнаём и не понимаем. Возникает вопрос, как совместить постоянное присутствие просветлённого разума с постепенностью пути? Постепенность необходима для того чтобы развить искусность в проявлении этого просветления.  Постепенность — это развитие наших умелых навыков. Мы принимаем решение общаться с естественным состоянием, и пребываем в игре света колесниц учения. Особенность проповеди Хуэйнэна в красоте и простоте.

В связи с историей Хуэйнэна стоит упомянуть ещё один момент из «Сутры помоста шестого патриарха»: это история о старшем монахе, который написал сначала свою гатху, но она была недостаточно зрелой, и победил Хуэйнэн. Эта история, по-видимому, придумана последователями Хуэйнэна , которые пытались сделать особенным его учение. На самом же деле, в то время существовало несколько школ, и школа старшего монаха была не менее уважаемой, чем школа Хуэйнэна. Попытка  выделить собственное Учение и опорочить другие Учения показывает опасность того, как простота может превратиться в примитивность и неразвитость.
Именно присутствие совершенной красоты Ароматов Дхармы, о которых говорит Хуэйнэн, отличает простоту — от примитивности, глубокий покой — от интеллектуального ступора.

Марина Шерман и Владимир Пяцкий