Нагарджуна и учение Праджняпарамиты

"Авалокитешвара", автор Владимир Пяцкий

«Авалокитешвара», автор Владимир Пяцкий

Нагарджуна родился предположительно между 150-250 гг нашей эры на юге Индии. Есть несколько версий о его рождении, по одной из версий Нагарджуна был больным ребенком, отданным в горный монастырь на лечение. Там, у озера в горах, он и пережил видение царя Нагов и его подводного дворца. Он увидел ступу, окруженную Буддами и Бодхисаттвами. Нагарджуна открыл ступу и увидел внутри ещё одну, точно такую же. Тогда он решил найти самую первую, исходную, ступу. Он открыл вторую ступу и увидел внутри такую же третью, в ней — четвертую… Когда он открыл пятую ступу там он снова увидел первую ступу. Так он символически постиг пустотность пяти скандх.

Так, в подводном дворце царя Нагов, обрёл Нагарджуна понимание сутры Праджняпарамиты, сутры запредельного смысла, скрытой за пятьсот лет до того Буддой.

Праджняпарамита Хридая Сутра.

Сердце Благословенной Праджняпарамиты.

(Перевод А.А. Терентьева с санскритской версии сутры)

ОМ, хвала Благословенной Праджняпарамите! Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Раджагрихе на горе Коршуна с великой общиной монахов и великой общиной Бодхисаттв. В то время Благословенный, произнеся поучение, погрузился в самадхи. И в тот миг бодхисатва Авалокитешвара так узрел суть практики глубокой Праджняпарамиты: «Ведь пять скандх поистине видятся пустыми в их самобытии!»

Тогда достопочтенный Шарипутра, [побуждаемый] магической силой Будды, спросил у Авалокитешвары: «Если какой-нибудь сын [благородной] семьи или дочь [благородной] семьи захотят практиковать глубокую Праджняпарамиту, как следует учиться?»

В ответ на это Авалокитешвара так отвечал Шарипутре: «Следует показать: «Ведь пять скандх поистине видятся пустыми в их самобытии!» Здесь, Шарипутра, форма – пустота, а пустота – форма. Пустота не отлична от формы, форма не отлична от пустоты; что форма – то пустота, что пустота – то форма. Точно так же эмоции, понятия, кармические образования, сознание. Здесь, Шарипутра , все дхармы отмечены пустотой, не рождены и не преходящи, не загрязнены и не очищены, не ущербны и не совершенны. Поэтому, Шарипутра, в пустоте нет формы, нет эмоций, нет понятий, нет кармических образований, нет сознания, нет глаза, уха, носа, языка, тела, ума, нет видимого, слышимого, обоняемого, вкушаемого, осязаемого, нет дхарм. Нет элементов, начиная от глаза и кончая сознанием ума. Нет неведения, нет пресечения неведения, и далее, вплоть до того, что нет старости и смерти и нет пресечения старости и смерти.

Страдания, источника, пресечения, пути – нет. Нет познания, нет достижения, нет не-достижения.

Поэтому, Шарипутра, бодхисатва живёт, опираясь на Праджняпарамиту, без препятствий в психике, и благодаря отсутствию психических препятствий бесстрашно, отринув превратное, в конце концов достигает нирваны».

Уже после получения Праджняпарамиты, Нагарджуна много лет был настоятелем буддистского университета Наланды, был известен как учёный и алхимик. Ему приписывается 180 трудов, он стал основоположником философской школы Мадхьямика, одной из двух основных школ Махаяны.

Впоследствии он получил приглашение от царя, правившего в его родных местах, стать его духовным наставником и переехал на юг Индии. Последние годы своей жизни Нагарджуна провёл на Шри Парвате – священной горе, возвышающейся над современной Нагарджунакондой. Он преподавал священное Учение многочисленным ученикам и добился его процветания в этой местности; ученики, привлечённые славой о его мудрости, приходили к нему со всей Индии.

Не существует единого мнения относительно того, сколь долго прожил Нагарджуна, оценки длительности его жизни колеблются в пределах 150-600 лет и смерть его окутана легендами. Говорят, что тело его сохранилось у Шри Праватра в ожидании прихода будды Майтреи. Трудно переоценить вклад Нагарджуны в развитие буддизма, пожалуй, его вклад считается вторым по значению после Будды.

Мой Учитель, Вова Пяцкий, так прокомментировал эту историю

Нагарджуна размышлял о сути пяти скандх (пяти групп привязанностей), и его ум развил видение нагов, передающих учение Праджняпарамиты.

Наги — изображающиеся в виде змей иллюзорные, магические существа. Они не участвуют в процессе творения, но участвуют в процессе управления вселенной. Мир Нагов выходит за рамки любой философской системы. Наги склонны к упорядочению существования. Но то, насколько гуманным будет новая ступень порядка, зависит от самих людей. По преданиям, Наги обладают сверхъестественной мудростью и силами. Люди часто воспринимают Нагов, как обидчивых и мстительных существ, способных насылать несчастья и болезни, в этом по-видимому проявляется и неприязнь к змеям, но Наги — существа великие, их ум неподвижен, они не соблазняют людей. Скорее, приближающийся к ним ум чувствует и проявляет свои слабые места. Наги — это форма расширенных каналов. Подобно тому, как змее легче проползать через широкий проход, расширение каналов позволяет субстанциям, жидкостям и энергии лучше проходить через них. Поэтому расширение каналов приводит к появлению ощущений лёгкости, силы и блаженства в теле. Расширение, расслабление каналов человеческого тела может быть достигнуто разными путями, и какой из них выберет человек — уже зависит от склонностей его ума: повернётся ли он к нагам той своей стороной, которая жаждет чувственных удовольствий, или попросит о запредельной мудрости, как сделал Нагарджуна. Нагарджуна размышлял о сути пяти скандх, групп пяти привязанностей, и его ум развил видение нагов, передающих ему учение Праджняпарамиты.

Рациональный смысл Праджняпарамиты состоит в том, что все пять групп привязанностей (скандх) совершенно пусты, соответственно страдания совершенно пусты, и прекращение страданий пусто. Пустота — это сконструированность всех явлений; поэтому явления не имеют собственной реальной сущности, непостоянны, изменчивы, подвержены страданиям.

Четыре благородные истины пусты — это кульминация Праджняпарамиты. Путь прекращения страданий, указанный Буддой и развитый его последователями, тоже пустотен, и, поскольку он пустотен, и только поскольку он пустотен, он может прийти в контакт с пустотными страданиями и вести к их прекращению. С врагом надо бороться тем же оружием, иначе битва не будет эффективной. В поединке с призраком бумажный меч гораздо эффективнее чем железный, потому что бумажный меч и призрак находятся на одной волне.  Металлический меч чересчур тяжёл, он может пройти сквозь призрака и тот его не заметит. Бумажный меч лёгок и нереален подобно самому призраку, поэтому бумажный меч пути прекращения страданий становится действенным оружием против призрака самих страданий, он принадлежит к его миру. И страдания, и путь прекращения страданий нереальны, не имеют неизменной сущности и именно поэтому могут встретиться, и страдания могут быть побеждены. Для преодоления привязанности к пустотным скандхам необходимо пустотное понимание пути, преодоления пустотных страданий и пустотных причин страданий.  Если бы путь был чем-то конкретным, ведущим к осязаемым целям в практике, то мы не смогли бы находиться в контакте со страданиями, потому что страдания и их причины находятся в мире ума. Это ум порождает и переживает страдания. Мы можем победить страдания только пустотным, иллюзорным средством, не имеющим реальной основы, тоже сконструированным и находящимся в мире ума. Это то, что имеется в виду, когда говорится: «Нет пути прекращения страданий» — он не субстанционален, именно поэтому он может преодолевать другие не субстанциональные вещи, такие как заблуждения.  Жизнь —  это сон неведения, все происходит в уме: страдания — в уме, путь прекращения страданий — тоже в уме.

Учение Праджняпарамиты существенно обогатило облик буддизма, позволив ввести в него новые искусные средства созерцания и новые энергетические упражнения йоги. Это стало возможным благодаря пониманию смысла и эффективности применения иллюзорных средств. Впоследствии это позволило буддизму воспринять и методы тантры, методы умелой визуализации и впитать другие методы, сделав его гибким и открытым к изменениям учением.

Марина Шерман и Владимир Пяцкий