Тевидджа Ваччхаготта сутта, Наставление страннику Ваччхаготте о трёх видах знания, МН 71

Введение

В Мадджхима Никае 71-я, 72-я и 73-я сутты представляют собой единый рассказ о развитии отношений странника Ваччхаготты с Буддой. Данная сутта – это история их первой беседы, в которой Ваччхаготта, лишь наслышанный о Будде, но не знающий Его учения, задаёт несколько вопросов, выясняя, отличается ли Учение Будды от путей джайнов, домохозяев-брахманов и нигилистов (адживаков).

Однажды в ранние часы утра, перед сбором подаяний, Будда навестил обитель отшельника Ваччхаготты, жившего неподалёку. Ваччхаготта, слышавший о Блаженном ранее, пожелал расспросить Будду о достигнутом  Им знании. В среде аскетов было широко известно утверждение Махавиры: «Иду ли я, стою, бодрствую или сплю – знание и божественное видение постоянно и непрерывно присутствуют во мне».  Поэтому Ваччхаготта спросил, является ли такое определение правильным для описания состояния, достигнутого Буддой.

Ответ Будды

Будда ответил, что такое определение достигнутого Им состояния неверно. Верным является утверждение того, что Будда обладает троичным истинным знанием. До той степени, до которой Он желает, Будда видит и знает свои прошлые рождения. До той степени, до которой Он желает, Будда видит и знает пути перерождения существ в соответствии с их кармой. Будда обладает прямым знанием уничтожения пятен, загрязняющих ум, и достижения освобождения мудростью.

(Достижение Махавиры – это непрерывность ясности сознания. Это достижение свидетельствует о постоянном пребывании в состоянии Брахмы, см. Брахмаджала сутта, ДН 1, воспоминание о рождении в мире Брахмы. Считается также, что Махавира обладал уверенностью относительно путей перерождения существ, однако не отвечал на вопросы о прошлых рождениях. Относительно освобождения, Махавира говорил об освобождении посредством истощения дурных накоплений, именуемых «дандой» – палкой, наказанием, и считал жестокую телесную аскезу методом достижения этого освобождения. Будда же утверждал, что дурные накопления не могут быть устранены посредством проявления злости по отношению к телу, и обучал учеников пути уничтожения загрязнений ума посредством созерцания).

Вопрос об узах собственничества

Получив ответ Будды, отшельник Ваччха задал следующий вопрос: каково высшее возможное достижение тех, кто связан узами ведения домашних дел, т.е. не отшельников?

На этот вопрос Будда отвечает – среди тех, кто не отбросил узы домохозяев, нет тех, кто достигал бы полного угасания страданий, ниббаны, но есть множество тех, кто достигает небесных миров. (Под отбрасыванием уз домохозяйства подразумевается отречение от представлений «это моё», «я владею этим»).

Вопрос о судьбе тех, кто верит в исчезновение сознания со смертью тела

Последователи учения о том, что с исчезновением тела исчезает и сознание, назывались адживаки (джива – живое существо). Адживавада, учение адживаков – это вера в то, что ум является отражением деятельности телесных чувств.

Будда ответил, что после смерти никто из адживаков не достигает угасания страданий, и сам Будда может припомнить лишь одного, достигшего небесных миров, причём этот адживака основывал своё поведение на идее о нравственном удовлетворении, возникающем из-за благих дел и о нравственной неудовлетворённости, возникающей из-за неблагих дел (т.е. его пренебрежение состоянием сознания было смягчено идеей о присутствии нравственных удовольствия и страдания).

Услышав ответы Будды, Ваччха испытал доверие к словам Блаженного.

Владимир Пяцкий и Смадар Пяцкая