Абхая сутта, Беседа с принцем Абхаей, МН 58

Предыстория беседы, описанной в сутте

Беседе принца Абхаи с Буддой предшествовали два события.

Первым из них была продолжительная дискуссия между Буддой и последователями Нигантхи Натапутты, известного как Махавира, основатель учения джайнов. Прежде чем Будда достиг пробуждения, Он сам долгое время следовал аскетическим практикам джайнов, но пришёл к заключению, что эти практики истощают не только телесные, но и духовные силы, и поэтому отказался от пути самоистязания. После пробуждения, Будда неоднократно объяснял аскетам и их последователям, что путь успокоения и сосредоточения ума, питающий духовные силы и не истощающий тело, несравненно лучше и эффективнее для достижения освобождения от страданий, чем умерщвляющая тело болезненная аскеза. Аскеты-нигантхи, со своей стороны, утверждали, что путь, указанный Буддой, является потаканием собственным чувствам и не позволяет развить внутреннюю силу (подробнее об этом см. Упали сутта, МН 56 и Тевидджа Ваччхаготта сутта, МН 71).

Вторым событием был уход принца Девадатты из Сангхи Будды. Принц Девадатта, двоюродный брат Будды, вступил в Сангху вместе с несколькими другими близкими родственниками Татхагаты (в числе которых были и Ананда, и великий аскет Ануруддха, достигшие впоследствии полного пробуждения). Под руководством Будды Девадатта быстро достиг развития сверхъестественных сил, но, возгордившись своими достижениями, счёл, что его собственное понимание Учения лучше понимания Будды. В некоторых пунктах дисциплины Девадатта склонился к следованию пути джайнов. Например, он избрал вегетарианство. Девадатта не ограничился уходом из Сангхи, но также активно склонял бывших соучеников к тому, чтобы оставить Сангху Будды и стать его последователями. В результате, ему удалось вызвать раскол в Сангхе, но последовавшие за Девадаттой ученики впоследствии разочаровались в нём, и его Сангха распалась полностью.

Будда строго осудил поведение Девадатты, чем вызвал дополнительную критику нигантхов в свой адрес.

Вопрос принца Абхаи к Татхагате

Когда принц Абхая, посещавший собрания различных наставников, посетил собрание нигантхов, последние предложили принцу спросить Будду, допустимо ли, чтобы Татхагата говорил о ком-либо неприятные, нелюбезные слова. Ведь если Татхагата ответит «нет», то Он осудит сам себя, поскольку Он говорит о Девадатте неприятные, нелюбезные по отношению к тому слова. Если же Татхагата ответит «да», то чем он отличается от обычных, непросветлённых людей, которые допускают неприятную и нелюбезную речь? Нигантхи сказали также, что услышав такой вопрос-рогатину, Будда не сможет ни проглотить, ни выплюнуть его.

С этим вопросом принц Абхая и обратился к Благословенному, пригласив Его с тремя монахами на совместную трапезу.

Ответ Будды

Будда ответил Абхае, что на его вопрос нельзя однозначно ответить ни «да», ни «нет».

Во время трапезы на коленях у Абхаи сидел младенец. Взглянув на него, Будда задал свой вопрос: «Принц, если бы по недосмотру или случайности этот младенец засунул себе щепку или камень в рот, то что бы ты делал?»

Принц ответил: «Я бы вытащил эти щепку или камень из его рта. Если бы понадобилось, то я, держа голову младенца одной рукой, согнутым крюком пальцем другой руки достал бы опасную помеху, даже если бы это причиняло младенцу неприятные чувства и боль, действуя так из сострадания».

После этого ответа Будда пояснил принцу, что точно так же и Татхагата, исходя из необходимости и сострадания, говорит и действует, чтобы устранить помехи в сознании других людей.

Ведь если Татхагата видит, что неприятные, нелюбезные слова не только соответствуют истине, но могут также принести пользу, то в подходящих обстоятельствах Татхагата говорит такие слова.

Если Татхагата видит, что неприятные, нелюбезные слова соответствуют истине, но не могут принести пользу, то Татхагата не говорит такие слова.

Если Татхагата видит, что приятные, любезные слова не только соответствуют истине, но могут также принести пользу, то в подходящих обстоятельствах Татхагата говорит такие слова.

Если Татхагата видит, что приятные, любезные слова соответствуют истине, но не могут принести пользу, то Татхагата не говорит такие слова.

Второй вопрос принца Абхаи

Восхищённый ответом Будды, Абхая задал второй вопрос: «Имеет ли Благословенный подготовленные ответы на те вопросы, которые Ему ставят посетители, или же ответы приходят к Нему на месте?»

Ответ Будды

В ответ Будда задал встречный вопрос принцу Абхае, известному своим великолепным знанием строения колесниц. «Принц, когда ты отвечаешь на вопросы о колесницах, то обдумываешь ли ты заранее: «На тот вопрос я отвечу так-то и так-то, а на этот вопрос отвечу так-то и так-то», или же ответы приходят к тебе на месте?»

«Благословенный, ответы приходят ко мне на месте, поскольку я досконально знаком со строением колесниц и их качествами».

«Так же и ко мне, благодаря моему доскональному знанию Учения, ответы приходят на месте».

Принц Абхая выразил своё восхищение наставлениями Будды и принял Убежище в Будде, Учении и Сангхе, прося Татхагату помнить его как мирского последователя.

Краткий пересказ сутты и комментарий: Владимир Пяцкий и Смадар Пяцкая