Сангарава Сутта, Мадджхима Никая 100

Введение

Брахманский ученик Сангарава, увидев преданность одной из брахманок Будде, решил познакомиться с Блаженным и Его Учением. Однажды, когда Будда остановился в лесу поблизости от того селения, где жил Сангарава, молодой брахман навестил Блаженного. Первым вопросом Сангаравы стал вопрос об авторитете Учителя и Учения. Есть учителя, утверждающие, что они проповедуют полное и совершенное знание Истины. Относится ли к ним Будда?

Виды учителей

Отвечая на вопрос Сангаравы, Будда рассказал о нескольких видах учителей, утверждающих, что они обучают познанию Истины:

Есть последователи традиций священных текстов и обрядов, которые утверждают, что обучают Истине. Они обосновывают истинность своего знания авторитетностью той традиции, которую они услышали и изучили.

Есть те, которые, обдумав общеизвестные вопросы, пришли к некоторым заключениям и выводам. Обоснование истинности такого знания – это убеждение.

Есть те, которые постигают прежде неизвестное Учение путём прямого восприятия и прозрения. Они обосновывают свой авторитет постижением этого и иного миров, знанием смерти и того, что за её пределами. К ним и относится Будда.

Прозрение Будды

Когда Будда был ещё черноволосым юношей, Он, подобно другим людям, был подвержен рождению и был захвачен вещами подверженными рождению. Однажды Он постиг, что вещи, подверженные рождению, подвержены также старению и исчезновению. И тогда Он подумал о необходимости найти тот Путь, который приводит к познанию того, что не рождается и не умирает.

Имея в себе это благое устремление, бодхисаттва пришёл к Учителю Аларе Каламе, который обучал не только на основе услышанного и собственных рассуждений, но и имел прямой опыт переживания сферы отсутствия чего бы то ни было (среди бесформенных видов сосредоточенного состояния, джхан, это третья. Обычный порядок их перечисления таков: 1) сфера бесконечного пространства 2) сфера бесконечного сознания 3) сфера отсутствия чего бы то ни было (пустота) 4) сфера ни восприятия, ни не-восприятия). Обучаясь у Алары Каламы некоторое время, бодхисаттва на собственном опыте постиг сферу отсутствия чего бы то ни было. Однако в этой сфере бодхисаттва не обнаружил окончательного исчезновения пятен загрязнения в уме. Поэтому Он направился к другому Наставнику, по имени Уддака Рамапутта, и получил объяснения о вхождении в состояние ни восприятия, ни невосприятия (четвёртая бесформенная джхана). Однако, постигнув эту сферу, бодхисаттва и в ней не обнаружил совершенного угасания пятен загрязнения в уме. Поэтому Он решил продолжить поиск прозрения.

Новый, прежде неведомый образ возник в уме бодхисаттвы: полено, насквозь пропитанное водой, плавающее в воде. И Он постиг смысл этого образа – так же, как это пропитанное водой полено не пригодно для разведения огня, так и человек, чья жизнь наполнена поиском чувственных удовольствий не способен к прозрению.
Затем второй, прежде неведомый образ возник в уме бодхисаттвы: мокрое насквозь полено, лежащее вдали от воды на берегу. Смысл этого образа возник вместе с его восприятием – так же, как и это полено бесполезно для разведения огня, так и человек, который отдалился от поиска чувственных удовольствий, но чей ум всё ещё влеком к ним, не способен к прозрению.
Наконец, третий удивительный образ возник в уме бодхисаттвы: полностью сухое полено, лежащее вдали от воды. И тотчас же возникло несомненное осознание: человек, отдалившийся от поиска чувственных удовольствий и освободивший свой ум от влечения к ним, способен к прозрению.

Эти образы и знание, возникшее с ними, укрепили решимость бодхисаттвы. Он отбросил практику истощения тела голодом. Затем Он прекратил упражняться в изнурительном и опасном сдерживании дыхания. Бодхисаттва вспомнил, как в юности, когда Он ещё не покинул дворец, однажды в летний зной Его отец работал поблизости, а юноша размышлял в тени дерева. Тогда в Нём возникли восторг и безмятежность. Вспомнив это переживание, бодхисаттва подумал: «А что, если этот восторг и безмятежность ведут к той цели, к которой бессильны привести тяжкая аскеза и чащоба убеждений?» Тогда Он стал практиковать сосредоточение на видах яркости ума (джханах).

Когда ум бодхисаттвы, благодаря умеренности и спокойствию, стал гибким и ярким, Он направил его непосредственно на прекращение неведения. И тогда возникли три сверхъестественных знания: знание прошлых рождений, знание перерождения существ в соответствии с кармой и знание о прекращении умственных загрязнений, угасании страданий.

Вопрос Сангаравы о божествах

После выслушанных объяснений, у Сангаравы осталось ещё одно сомнение: охватывает ли знание Будды высшие миры божественных существ? Поэтому он задал вопрос: «Учитель Готама, каково твоё суждение о богах, саморождённых существах – есть ли они?»

Будда отвечал: «Мне известно, что боги существуют». Такой ответ рассеял сомнения Сангаравы, ведь он означал, что прозрение Будды охватывает знанием не только зримый мир, но и высшие миры. После этого Сангарава принял Убежище в Трёх Драгоценностях в качестве мирского последователя.

Владимир Пяцкий и Смадар Пяцкая